?

Log in

недремлющий

Альтернатива. Глава 1.


...Вставало солнце. Мощный гул моторов потряс окрестности Авилы: четвёртая эскадрилья, гордость республиканской авиации, готовилась вылететь на боевое задание. Лётчики уже сидели в кабинах своих «Москас» в боевой готовности и ждали команды на старт. Их боевой дух был на высоте: ещё бы, ведь война почти закончилась! Остатки воинства Франко были прижаты к границе с Португалией. Долго сопротивляться они были не в состоянии. Это было заметно и на земле, и в воздухе: несмотря на присутствие у националистов «Эмилей», господство было окончательно завоевано истребительными частями FARE{1}. Редкие неприятельские самолеты, встречавшиеся республиканским пилотам, тут же падали горящими на землю, в то время как «Катюшки» беспрепятственно обрабатывали передний край обороны франкистов и наведывались за линию фронта. Сегодняшнее задание, свободная охота над вражеской территорией, также не вызывало ни у кого тревоги.

Совсем другое настроение царило на аэродроме Бургоса. Команданте{2} Анхель Меркадо, командир группы истребителей 6-G-6 ВВС националистов, выстроил лётный состав, чтобы огласить приказ главного командования. Звучал он следующим образом:

«Лётчикам всех подразделений национальных ВВС.

Славные сыны Испании! Республиканские войска готовятся к своему финальному броску, чтобы окончательно уничтожить всё то, что наш народ созидал в течение трёх лет. В этот тяжёлый для всех нас час мы должны помнить о сохранении нашей доблестной авиации. Посему ПРИКАЗЫВАЮ в течение 13.05.39 лётным формированиям совершить перелёт в Марокко. В случае если с текущего места базирования это невозможно, необходимо осуществить перелёт в Португалию. Технический состав выводится в Португалию по земле. Всё остающееся снаряжение и инфраструктуру уничтожить во избежание захвата её красными.

Я верю, что вы не сдадитесь и будете продолжать сражаться с красными собаками до последней капли крови, пока Испания вновь не станет свободной!

Каудильо»

В то время как Меркадо читал текст, на хмурых лицах лётчиков проявлялось недоумение и откровенная растерянность. «Глупцы, - подумал Меркадо, наблюдая за реакцией своих людей. - Они должны быть довольны, что не попадут в лапы большевикам. Там их уж точно не пощадят».

- ¡Señor comandante! – обратился к командиру один из лётчиков. – А как же наши сухопутные части? Ведь бои ещё не закончились! Без прикрытия с воздуха они обречены!

Ответ он получить не успел: из-за холмов на бреющем полёте выскочил республиканский «Мартин-бомбер»{3} («Видимо, разведчик» - успел подумать Меркадо). Лётчики сыпанули в разные стороны. Бомбардировщик кинул несколько мелких осколочных бомб, развернулся и начал удаляться в сторону республиканской территории, набирая высоту. Мощно и злорадно ревели моторы М-100А: пилотам разведчика, скорее всего, было прекрасно известно, что взлетать на перехват никто не станет. «Мессершмиттам» с их большой максимальной скоростью ничего не стоило бы догнать и сбить нахальный «Мартин», однако в последнее время состав был слишком деморализован поражениями на фронте, чтобы реагировать на каждую подобную провокацию, а после ознакомления с приказом Франко сражаться никому не хотелось и подавно.

«Эмили» истребительной группы были надёжно замаскированы и рассредоточены (опыт Гарапинильоса приучил франкистов к осмотрительности!), однако республиканцам, как всегда, повезло: одна из бомб разорвалась в непосредственной близости от командирской машины. Подбежавший Меркадо увидел безрадостную картину: «Мессершмитт» был сильно посечён осколками, из пробитого бензобака на землю вытекало топливо. На таком самолёте лететь было нельзя. В былые времена техники устранили бы последствия бомбежки в течение часа, но теперь всё было по-другому: не было ни времени, ни запчастей, ни желания самих техников, которые вскоре выступят и несколько часов будут добираться до границы по земле, неминуемо попадая под удары республиканской авиации, партизан и иррегулярных армейских формирований.

К счастью для Анхеля Меркадо, на краю ВПП стоял всеми забытый, но вполне исправный «Каноненфогель»{4}. Еще недавно на аэродроме базировалась целая эскадрилья таких машин. Они использовались в основном для штурмовки вражеских позиций. Несколько недель назад, во время попытки «обработать» республиканскую колонну, «Хейнкели» сначала нарвались на зенитный огонь, а затем были атакованы со стороны солнца большой группой «Рат»{5}. В результате тяжёлого воздушного боя практически все истребители были сбиты. Некоторым из них удалось совершить вынужденную посадку возле атакованной колонны, где их ожидал «тёплый приём» со стороны республиканской пехоты. Обратно на аэродром вернулся только один самолёт. Его тяжело раненный лётчик умер по дороге в госпиталь. «Хейнкель» же почти не пострадал и теперь был готов служить новому хозяину.

Лётчики сели в свои истребители, запустили моторы и один за другим стали выруливать на старт. Вскоре авиачасть уже была в воздухе.

Меркадо, летевший позади и с превышением по высоте, выжимал из своего самолёта всё, чтобы не отстать от «Эмилей». Группа на фоне земли была видна ему как на ладони и представляла собой печальное зрелище. Самолёты летели скученно и не держали строй, никакого разбиения на звенья не было и в помине. В довершение всего «Мессершмитты» с номерами 6-103 и 6-104 вдруг отвалили от группы, развернулись и направились на восток. Видимо, они решили уповать на милость красных. Остальные пилоты этого не заметили, а на «Каноненфогеле» преследовать их было бесполезно. Да и смысла в этом теперь уже не было...

Что делать лётчикам Франко после перелёта? Этот вопрос мучил командира группы всё время с момента получения приказа. Воевать с республиканцами с территории Португалии? Перелететь в Марокко? Эмигрировать в Германию, наконец?.. В любом случае, возвращение на родину откладывалось на неопределённый срок. Если бы не зверства республиканцев по отношению к захваченным офицерам национальной армии, Меркадо скорее сдался бы, чем пустился в эту авантюру. А теперь, пожалуй, было уже поздно. Слишком много крови на его руках...

Видимо, подчинённые Меркадо тоже были погружены в тяжёлые думы. Поэтому они не сразу среагировали, когда на них из облаков посыпались «Раты».

* * *

...Во время патрулирования воздушного пространства в районе Вальядолида Антонио Гонсалес, командир 4-й эскадрильи, шедший во главе своего подразделения, заметил далеко внизу группу вражеских истребителей. Группа, состоявшая из восьми – десяти «Эмилей», на бреющем полёте направлялась в сторону португальской границы. Гонсалес решил атаковать неприятеля. Конечно, «Эмиль» по своим боевым качествам превосходит «Моску», пусть даже модифицированную{6}, однако республиканские истребители имели численное превосходство и большую высоту. Да и франкистские лётчики воюют уже не так, как прежде: теперь из них как будто выпустили воздух. Командирская «Моска» покачала крыльями, и эскадрилья ринулась вниз.

* * *

Меркадо спасло только то, что он летел позади: видимо, большевистские пилоты его не заметили. Эффект от внезапного удара «Рат» впечатлял: через несколько мгновений три самолёта националистов понеслись к земле, оставляя за собой хвосты пламени и дыма, а остальные ввязались в манёвренный бой с республиканцами, где успех неизменно окажется на стороне последних. «Зачем они это сделали? Неужели забыли, что ввязываться в «собачью свалку» с И-16 равносильно самоубийству?!» Сказались рефлексы: большинство пилотов 6-G-6 ещё недавно летали на старых «Хейнкелях-51» и «Фиатах-32», истребителях бипланной компоновки, и бой на горизонтали оказывался для франкистов единственным спасением от скоростных «Рат». Тип истребителя подчинённые Меркадо поменяли, а вот укоренившиеся инстинкты, видимо, не успели.

Для Меркадо было логичнее всего скрыться, снизившись до высоты деревьев. Однако он не стал этого делать. Майор нацелил нос своего самолёта на одиночную «Рату», оказавшуюся к нему ближе остальных, и увеличил скорость до максимума.

* * *

Капитан Гонсалес, ловя в прицеле очередной «Мессершмитт», вдруг увидел, как на одну из «Москас» спикировал вражеский «Хе-112», появившийся, казалось, из ниоткуда. Капитан тут же на всех парах помчался к попавшему в беду товарищу, однако было поздно: «Хейнкель» ощерился вспышками и от атакуемого им И-16 в буквальном смысле полетели клочья. «Моска» задымила и стала снижаться, очевидно, пытаясь совершить вынужденную посадку. Добить её было делом нескольких секунд. Однако в этот момент в бой вмешался Гонсалес, дав несколько заградительных очередей в направлении неприятельского истребителя. Завязалась воздушная дуэль.

... Антонио Гонсалесу казалось, что его схватка с «Хейнкелем» продолжается уже целую вечность. Оба пилота оказались подстать друг другу, никто не собирался сдаваться. Франкист и республиканец выжимали из своих машин всё, что могли. Самолёты выделывали в воздухе замысловатые кривые, пытаясь занять удобное положение для открытия огня. Топливо у «Моски» Гонсалеса медленно, но верно подходило к концу, и перед республиканским лётчиком замаячила незавидная перспектива вынужденной посадки во вражеском тылу. К счастью, в этот момент из боя с «мессерами» вернулся ведомый Гонсалеса лейтенант Магринья. Оценив ситуацию, он на несколько мгновений отвлёк лётчика «Хейнкеля» на себя, дав возможность своему командиру влепить точную очередь по двигателю франкиста. Пуля, выпущенная из ШКАСа, попала в водяной радиатор охлаждения. Мотор «Каноненфогеля» заглох, винт стал крутиться вхолостую. К сожалению, окончательно уничтожить врага не позволил критический уровень топлива в баках «Москас». Республиканцы развернулись и направились на свой аэродром.


* * *

Присмотрев подходящую площадку для посадки, Меркадо стал планировать в её сторону. «Да, если все республиканские лётчики такие же умелые, как тот, с кем я сражался, понятно, почему мы проиграли войну», - подумал он. Многие «лётчики-истребители» из группы Меркадо ещё недавно летали на древних бипланах и на большее не рассчитывали. Однако в связи с массовой гибелью воздушных бойцов Франко и выводом «Легиона Кондор» из Испании на истребители были посажены все, умеющие держать ручку управления. Как видно, толку от этого оказалось немного.

Посадка «на брюхо» прошла на удивление удачно. Живой и невредимый майор открыл фонарь и начал вылезать из самолёта. «Хорошо, что я приземлился на нашей территории», - только и успел подумать он, прежде чем увидел несколько человек вокруг кабины и наставленные на него винтовки. В условиях прорыва фронта франкистов и стремительного наступления республиканских войск красные партизаны в тылу не замедлили заявить о себе.

* * *

Примерно в это же время к вылету из Бургоса готовился один из немногих оставшихся у франкистов «Педро»{7}. Он должен был эвакуировать каудильо со свитой в Берлин. В качестве эскорта для сиятельного лица предлагалось использовать группу 6-G-6, но по чьей-то оплошности (или преступному замыслу?) в расположение части был послан общий приказ о пересечении границы. Когда эмиссары Франко добрались до аэродрома (проводная связь почему-то не работала), их ожидало пустынное лётное поле. Поэтому для прикрытия «Хейнкеля» пришлось поднимать в воздух всё оказавшееся под рукой старьё: десяток «Чирри»{8} и пару Bf.109B.

Заправившись и приняв на борт пассажиров, «Педро» взлетел и направился на северо-запад. Грозно выставлены из люков многочисленные пулемётные стволы: стрелки в каждый момент ожидали появления республиканских «Рат», которые в последние дни совсем обнаглели и рыскали в воздушном пространстве националистов как у себя дома. Впрочем, шансов сбить бомбардировщик у них было немного: слишком сильно вооружение и высока скорость у немецкой машины. Атаковать можно было только в лоб, буквально в течение несколько мгновений, после чего нужно отворачивать, чтобы избежать столкновения. А для второго захода у республиканцев не хватит скорости.

Задние стрелки и истребители эскорта заметили две быстро приближающиеся точки. Через несколько мгновений все лётчики, напряжённо всматривающиеся в них, вздохнули с облегчением: это были «Эмили». Когда «Мессершмитты» поравнялись с эскортом, стали видны номера на их фюзеляжах: самолёты принадлежали к группе майора Меркадо. «Только почему их так мало? Где остальные?»

Истребители тем временем подошли совсем близко к «Хейнкелю» и летели слева и справа. «Что они творят? - подумал пилот бомбардировщика. - Как бы не произошло столкновения!..» Неожиданно оба «Эмиля» полоснули из пушек и пулеметов. Очереди с близкого расстояния превратили самолёт Франко в решето. «Педро» перешёл в неуправляемое пике и, прочертив в небе густой дымовой след, взорвался от удара об землю. Ошеломлённые пилоты «Чирри» и «Бруно»{9} только и успели разглядеть, как оба Bf.109E со снижением ушли на восток.

* * *

А работа четвёртой эскадрильи ВВС Республики продолжалась. Рассеяв крупную группу «Мессершмиттов» практически без потерь, они совершили ещё несколько вылетов. Во время одного из них был перехвачен и сожжён «Юнкерс-52» с какой-то важной «шишкой» на борту. Затем «под руку» попалась одиночная «Савойя-79», пилоты которой с отчаянием обрёченных пытались отбомбиться по наступающим колоннам 12-й интербригады. Лишь поздним вечером пилоты FARE наконец-то покинули кабины своих «Москас». С наслаждением выполнивших свой долг людей они поужинали и отправились спать. Завтра будет ещё один день, и всем верилось, что он станет днем окончательного триумфа.

Примечания

1) Fuerza Aérea de República España («Воздушные силы республики Испания») – официальное название ВВС Испанской республики
2) Звание в испанской армии, соответствующее нашему майору
3) Так франкисты называли советский бомбардировщик СБ-2, считая, что он произведён американской фирмой «Мартин». Республиканское название бомбардировщика – «Катюшка» (в честь русской героини популярной в то время в Испании оперетты).
4) «Рата» (исп. «Крыса») - франкистское прозвище советского истребителя И-16.
«Моска» (исп. «Муха») – республиканское прозвище этого же самолёта.
5) Имеется в виду Хе-112 (самолёт был назван «Каноненфогелем» за пушечное вооружение)
6) 4-я эскадрилья была оснащена самолётами И-16 тип 10 с высотными двигателями «Райт-Циклон» Ф-54
7) «Педро» - франкистское прозвище бомбардировщика «Хейнкель-111B»
8) «Чирри» - прозвище итальянского истребителя «Фиат» CR.32
9) «Бруно» - нарицательное название истребителя Bf.109B (аналогично Bf.109C – «Цезарь», Bf.109E – «Эмиль» и др.)

Comments